День Солнца

Материал из Mycicerone — путешествия и туризм по городам и странам
Перейти к: навигация, поиск

СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ И ТУРИЗМ

Первый вопрос, который обычно задают – “Можно ли посетить Северную Корею туристом?”. Отвечаю – “Да, можно”. В КНДР есть государственная туристическая компания “Рёхенса” (KITC – Korea International Travel Company), организующая путешествие по стране. Она имеет соглашения с рядом российских компаний о приеме туристов. Одна из таких компаний, услугами которой мы пользовались – Шамбала Трэвел. Ограничения на посещение принимающая сторона накладывает только на журналистов и писателей. Второй вопрос, который задают после получения ответа на первый – “Зачем туда ехать?” Ответить на него сложнее. Фактически вся статья и будет давать пищу для размышлений, чтобы вы сами нашли на него ответ.

Северная Корея – удивительная страна, не похожая ни на одну другую. В ней существует социалистический общественный строй. Страна находится в условиях экономической изоляции и жесткого экономического и энергетического кризиса. При этом она располагает ядерным оружием, строит и испытывает баллистические ракеты, запустила спутник. Все это характеризует высокое развитие науки, техники и технологии.

Считается, что она, при населении около 22 миллионов человек, обладает одной из самых боеспособных армий в мире. Страна за 50 лет послевоенного развития превращена неприступную крепость. Захватить ее обычным путем практически невозможно. Этому помогает горный ландшафт, занимающий 84 процента территории. Все, представляющее стратегическую важность, находится глубоко под землей. Собственная оборона – приоритетное направление внутренней политики, на реализацию которого направляются существенные материальные ресурсы государства. При осуществлении агрессии, дальнобойная артиллерия, установленная вдоль границы с Южной Кореей, может нанести удар по Сеулу, ракеты достанут до Токио и других городов Японии. Запуск спутника продемонстрировал потенциальному противнику возможность доставки ядерного заряда в любую точку Земли для ответного удара. Развитие агрессии по Югославскому сценарию маловероятно. Раскачать и разрушить устои государства изнутри, приведя к власти нужных людей (оранжевый, розовый и прочие перевороты в странах бывшего СССР) также представляется проблематичным, так как Северная Корея – одно из самых закрытых и изолированных в мире обществ. Иностранцы, посещающие страну не имеют возможности общаться с местным населением.

С точки зрения личной безопасности это одно из самых безопасных государств в мире. Преступность и криминал практически отсутствуют. Вероятность кражи и, тем более, разбойного нападения равна нулю. Плюс ко всему, за пределами отеля туристы всегда находятся в сопровождении двух гидов. Обслуживание – на высшем уровне. Не в плане крутизны отелей (они в основном напоминают советские Интуристы), а в плане отношения к туристам гидов и обслуживающего персонала. Оно исключительно доброжелательное, я бы сказал, по – детски наивное. С удовольствием слушают наши рассказы о России и других странах, задают вопросы. Очень больно относятся к тому, что говорят и пишут про их страну за рубежом. В этом, наверно, и кроется причина ограничений на въезд журналистов и писателей, статьи которых часто носят дискредитирующе – издевательский характер.

Страна обладает очень красивой природой, особенно в горных районах. Корейцы очень бережно относятся к памятникам старины – гробницам королей, храмам. Правда, большинство из них восстановлено или вообще является новоделом, так как во времена Корейской войны страна была разрушена практически до основания. В чем – то Северная Корея похожа на наш Советский Союз, но отличия все же сильны. Во-первых это этническая однородность, практически все население корейцы. Соответственно отсутствует почва для межнациональных и расовых конфликтов. Очень сильно отличается менталитет. Нет русского “пофигизма”, и надежды на авось. Сильны позиции конфуцианства. Есть различия в отношении к лидерам государства. К Президенту Ким Ир Сену и Руководителю Ким Чен Иру они относятся скорей не как к руководителям страны, а как к отцам – основателям. Может показаться удивительным, но купить бюст, портрет, значок туристу невозможно. Они не продаются. Объяснение гида – “это не может быть сувениром”.

Как уже упоминалось выше, передвижение по стране возможно только в составе группы (1 человек – тоже группа) и в сопровождении гидов, причем только по установленным маршрутам, в той или иной степени охватывающим основные достопримечательности станы. Изменения в утвержденную программу внести можно, но в очень незначительных пределах. Свободно гулять по городам не получится, равно, как и общаться с местным населением, которое на контакт не идет и к попыткам их фотографировать относится крайне отрицательно. Попросту говоря, шарахается от иностранцев. Видимо сказывается воздействие пропаганды. Исключения – сами гиды, обслуживающий иностранцев персонал и местные жители во время массовых мероприятий, шествий, гуляний, празднеств. Так, на свадьбе нам с удовольствием позировали жених с невестой и гости. Гиды предупреждают о необходимости обязательно спрашивать разрешения людей при их фотографировании.

Что можно и что нельзя фотографировать. Фотографировать нельзя военные объекты, военные и милицейские посты (регулировщиц в Пхеньяне можно), самих военных. Все остальное фотографировать можно, но настоятельно просят не снимать людей за работой, людей крупным планом, любой ручной труд, старый автотранспорт, любые недостроенные объекты. На просьбу остановиться на маршруте и выйти поснимать ответят вежливым отказом. Остановки только в отведенных местах. Поэтому практически вся страна была мною снята через стекло движущегося автобуса.

В конце первого дня нашего путешествия оба наших гида подошли ко мне в отеле и попросили показать фотографии (у меня цифровой аппарат). Это меня удивило, но отказать я не мог. Несколько фотографий меня попросили удалить. Без объяснения причин. Сколько я не смотрел на эти фото перед их удалением, так и не понял, что они увидели там криминального. Просто сфотографированная природа. Ну да ладно. Со временем я понял и принял их “правила игры” и к месту и не к месту стал спрашивать “можно ли снимать”, чем вызывал их смех. К слову сказать, мой фотоаппарат (Canon 300D + EFS 17-85) наделялся нашими гидами какими – то сверхъестественными возможностями. При просмотре кадров на экране есть стандартная функция zoom – укрупненного просмотра куска кадра.

При этом, естественно, проступают детали не видимые на общем плане. После того, как они обнаружили эту функцию, стали активно ею пользоваться для просмотра кадров. Отношение к аппарату стало как к разведывательному инструменту (понятно, жмешь на “плюсик” и все дальше становится видно) . Просьба удалить некоторые снимки природы, думаю, являются следствием перестраховки. Я пытался им объяснить, что любой пленочный аппарат с аналогичным объективом даст еще лучшую детализацию. Но тщетно. Только улыбка в ответ.

Есть еще одна причина посещения Северной Кореи. Она касается моего отношения к туризму как таковому. С чем у вас ассоциируется любая туристическая достопримечательность? Назовите первое, что пришло в голову. Попытаюсь угадать. Это отели и кафе на каждом шагу; магазины и сувенирные лавки, которыми заняты первые этажи исторических зданий; навязчивые предложения торговцев что – либо купить; и, естественно, туристы, туристы, туристы. Чтобы сфотографироваться на фоне чего-либо (Это-я, а это – Пизанская башня), надо или выстоять очередь или улучить момент, когда в кадре минимальное количество людей или брать неудачный ракурс или плюнуть на все и снимать как есть с мыслью в голове “понаехали тут”. Кто – то меня, конечно, не поймет, так как описанное для него естественно, он к этому привык и не представляет, что может быть по другому. Более того, задастся вопросом “А где же жить, где есть, а сувениры где же покупать?”. Я отвечу вопросом на вопрос – “Зачем Вы едете за границу? Почему именно в эту страну?”. - “Достопримечательности посмотреть, много нового узнать, историей интересуетесь? А в краеведческом музее в вашем родном городе Вы были? А В соседнем?” “Нет? А что так?” “А сколько башен у московского Кремля, а колонн на фасаде Большого театра?”. – “Не знаете? На сто рублевую купюру посмотрите, там нарисовано”.

Не надо себя обманывать, подавляющее большинство сограждан не интересуется ни собственной, ни чужой историей. На экскурсиях они, нахватаются терминологии, некоторых исторических и современных легенд: “Здесь Ньютон проверял Закон Тяготения. Видите отпечаток на камне”; “А здесь Афродита вышла из пены морской. Завяжите узелок, загадайте желание – обязательно сбудется”; “В этот фонтанчик монетку бросьте – к возвращению”. Подкрепленный фотографиями с собственной физиономией то тут - то сям, рассказ о путешествии будет очень хорошо звучать в компании под пиво.

Туристический бизнес призван выжимать максимальное количество денег из туристов. На то он и бизнес. И здесь не предложение идет за спросом, а спрос за предложением. Мы ездим на те экскурсии, куда возят, едим там, где предлагают, смотрим то, что показывают, слушаем то, что говорят. Если и читаем внимательно путеводители, то до экскурсии и для того, чтобы небрежно поправить гида “не 70, а 71,5 метра высота этой башни”, чем снискать восторженные взгляды сотоварищей по экскурсии.

Практически во все туристические достопримечательности встроена инфраструктура по конвейерному обслуживанию туристов. Во многих случаях она эти достопримечательности поглотила. От них остались одни постройки. Из них исчез Дух. Предлагаю критерий поглощения. По мановению Волшебной Палочки исчезают все туристы. И мы смотрим, что из этого вышло. Жизнь продолжается в прежнем ритме или наступил ступор.

Только стаи голодных голубей будут носиться над площадью Святого Марка

Бедная Венеция, эта достопримечательность ради достопримечательности, эта вещь в себе. Неужели гондольеры продолжат катать по каналам венецианские влюбленные парочки и по прежнему пройдет знаменитый фестиваль? Нет, скорее только стаи голодных голубей будут носиться над пустой площадью Св. Марка в надежде, что кто – нибудь как и раньше потратит евро на пакет крошек и покормит их. Единственная достопримечательность сегодняшней Венеции – это толпы, гигантские толпы туристов, которые непонятно зачем лезут на небольшой пятачок суши. Это большой, непрерывно идущий спектакль под открытым небом. Местом паломничества туристов при желании можно сделать любой камень в поле. Надо только подвести под это идеологическую базу и дать раскрутку. Примеров – масса.

В известном рассказе Бредбери “И грянул Гром” герой путешествует в прошлое на машине времени. Корпорация, организующая это путешествие, основной своей задачей видит изоляцию путешественника от окружающей среды по причине возможных последствий в будущем от воздействия на прошлое. В моем понимании, такой подход – это и есть настоящий туризм в чистом и идеальном его виде. Только для глаз. Путешественник, посещая различные места, не оказывает никакого влияния на естественный ход событий, и уж тем более, они под него не подстраиваются. Жизнь местного населения идет своим чередом, а турист выступает исключительно в роли наблюдателя. Конечно, ему надо где – то ночевать, обедать, он должен передвигаться по стране и т.п.. Значит, инфраструктура обслуживания быть должна, но она полностью спрятана с глаз и не доступна для местных жителей. Такой туризм по определению не может быть массовым.

Ближе всего к идеалу находится именно Северная Корея. Считанное количество изолированных от внешнего мира отелей, предоставляющих все виды тур сервиса, изоляция от местного населения, передвижение строго по маршруту с остановками в строго определенных местах, спец. рестораны и сувенирные магазины, находящиеся в неприметных зданиях с входом через дежурного (справедливости ради замечу, не все). И самое главное – практически полное отсутствие туристов. Все работает, все открыто, везде нас ждут и встречают. С радостью готовы обслужить, провести экскурсию. В пустом ресторане к нашему приходу уже накрыт богатый стол. При этом всегда, Круглосуточно в нашем распоряжении гиды и водитель с автобусом. (О том, как и зачем я ездил по ночному Пхеньяну будет рассказано ниже.) Конечно, причины такого отношения к туристам в Северной Корее не совсем те же, что в рассказе Бредбери. Скорее, главенствующую роль играют вопросы национальной безопасности, но, тем не менее, результатом этого является уникальный туристический продукт.

МОСКВА - ПХЕНЬЯН

Нам повезло с перелетом. Мы сумели попасть на единственный в году прямой чартер Москва – Пхеньян. Обычный путь туриста в Северную Корею лежит через Владивосток или через Пекин с пересадкой на рейс Корейской авиакомпании Эйр Корё. Прямого регулярного сообщения с Москвой нет уже много лет. При оформлении тура нам подсказали, что если выбрать время путешествия определенным образом, то можно будет подсадить нас на арендованный принимающей стороной самолет с артистами из России. Они приглашены правительством Северной Кореи на ежегодный фестиваль “Апрельская Весна”, проходящий в Пхеньяне и посвященный празднику “День Солнца” – дню рождения Президента Ким Ир Сена. Перспектива пролететь корейскими авиалиниями и посетить Китай была заманчивой, но после обсуждения была принесена в жертву удобству и быстроте.

Еще за несколько дней до вылета оперативное табло аэропорта Шереметьево подвергалось периодическому изучению на предмет наличия в плане заветного рейса 7579. Однако чартер появился в расписании только в день вылета. Методом исключения мною было предположено, что мы полетим на дальнемагистральном аэробусе Ил-96, способном покрыть необходимое количество тысяч километров без посадки.

Итак, день отлета, 10 часов вечера. Мы заходим в полупустой зал вылета аэропорта Шереметьево Терминал2. Наш рейс на Восток последний в этот день. Следующий за нами рейс через 2 с половиной часа в Гавану, на родину Фиделя Кастро. Единственное оживление наблюдается слева у стойки регистрации на наш рейс. Подходим и занимаем место в хвосте очереди. От нечего делать начинаем изучаем попутчиков. Шумные, говорливые и колоритные. Во многих я бы признал участников народных ансамблей. Во внешнем виде их багажа угадывался как минимум, упакованный симфонический оркестр. Тромбоны, барабаны, контрабасы и прочие габаритные инструменты выпирали из – под закрывающих их чехлов и попон. Показались первые представители принимающей стороны – строгие люди в костюмах со значками на груди. Я раньше читал, что многие в Северной Корее носят такие, но видел впервые. Они развивали активную деятельность, оживленно снуя взад – вперед и переговариваясь на незнакомом языке.

Стоя в очереди, я по советской привычке запаковал наши сумки в пленку. Подобные упаковочные установки – уникальная особенность России. Нигде в Европе подобного сервиса нет. Даже скотч купить в западном аэропорту представляется проблемой. Меня периодически подмывает подойти к какому – нибудь ответственному лицу аэропорта и с умным, проникновенным видом поинтересоваться целями и задачами подобной упаковки багажа.

- Защита от влаги? Ваши самолеты пропускают воду? Безобразие, нам же через облака лететь! - Крысы на борту водятся и запах пленки их отпугивает? Могу подсказать фирму, которая быстро и недорого проведет дератизацию. - Ой, извините за безграмотность, наверно пленка защищает багаж от Космической Радиации!

Очень интересно, что мне ответят. Даже при реальном отсутствии случаев воровства из багажа аэропортам выгодно поддерживать страх пассажиров перед возможной кражей упаковки прокладок или "что там еще под руку попадется" из кармана сумки. Кому же иначе продавать пленку по цене 150 рублей за квадратный метр?

Девушка за стойкой регистрации смотрит на нас с интересом. Они летят ТУДА! Зачем? Я, естественно, интересуюсь: - Часто летают самолеты в Пхеньян? - Вообще не летают, ваш первый в моей практике – отвечает она штампуя билет – Вы из какого ансамбля? - Мы не из ансамбля, мы туристы. - Как, туристы? Здесь же только артисты приглашенные летят. – не верит она. - А мы вольные путешественники. Летим по собственному желанию. – отхожу от стойки, и замечаю как странно она на нас смотрит. Впоследствии я еще много раз сталкивался с таким непониманием и неверием со стороны попутчиков. До тех пор, пока наши группы не разделили в Пхеньяне.

Преодолевается рубеж паспортного контроля и мы в "нейтральных водах". Стандартное посещение Дьюти Фри, покупка чего-то самолетоконьячного и быстрая посадка на борт. Отмечаю про себя, что наш самолет не Ил-96, а среднемагистральный Ил-86, что странно, так как он явно без дозаправки до Кореи явно не дотянет…

Сорок минут как мы должны быть в воздухе, а у нас даже трап не убрали. Уже почти час ночи и ждать взлета окончательно надоедает. Первый тост "за отрыв от полосы" уже сказан и выпит. Уже разлили по стаканчикам тост "За занятие воздушного эшелона" как в салон забегает мужичек, что – то быстро говорит стюардессе и убегает. Через пару минут до нас доходит слух, что мужичек - это директор Госцирка, а причина задержки кроется в неоформленных ветеринарных документы на циркового медведя, который летит с нами. Его для упрощения процедуры решили сдать в багаж как чучело. Дрессировщик сделал медведю внушение и приказал замереть. Медведь старался как мог, но когда его начали заматывать в пленку, душа артиста не выдержала и он выдал себя несколькими резкими движениями...

"Объявление. Требуется заматывальщик багажа в пленку. Обращаться в аэропорт Шереметьево-2". Шутка, конечно, это от начала до конца, но все здорово повеселились. Еще 15 минут ожидания и самолет приходит в движение, выруливает на полосу, следует стремительный разбег и мы в воздухе. До свиданья, Москва.

Те, кто хоть раз летал на существенные расстояния на восток, знает, как тяжело организм воспринимает плюсовую смену часовых поясов. Дело не только в их смене как таковой, но и в бессонной ночи в самолете. Со стороны кажется – какие проблемы, сел в кресло и уснул. Проснулся уже после посадки свежий и отдохнувший. Не тут то было и причин тому масса. Правила полетов запрещают пассажирам откинуть спинку во время взлета, набора высоты, снижения и посадки. (Логика в этом правиле есть – от того, какое расстояние пролетит в пространстве его голова перед ударом о переднюю спинку зависит и размер его шишки на лбу и сумма иска страховой компании.) Если бортпроводник не видит степень застегнутости ремня, пассажир подлежит побудке и осмотру. В процессе полета пассажиру предлагается: свежая пресса, попить-выпить, вернуть грязные стаканчики, получить теплую влажную салфетку, вернуть ее после потребления по назначению, поесть, запить, еще раз запить(добавка), сдать посуду, купить что-либо в передвижном магазинчике, еще раз попить и сдать стаканчики. Итого 12 побудок в плановом порядке. Дополнительно, неопределенное число внеплановых: сосед в пятый раз захотел прогуляться в туалет; кто-то габаритной попой провел по лицу, протискиваясь по проходу; командир корабля посчитал своим долгом проинформировать дремлющий салон о высоте полета и температуре за бортом; затекла нога от скрюченной позы; и т.д. и т.п. Подытожив вышесказанное можно сказать, что нормально спать практически невозможно.

Начинало светать. Мы летели на восток навстречу восходящему солнцу. Я попытался сделать несколько кадров рассвета через иллюминатор, но ничего толкового не получалось. Мешало грязное стекло, большая высота и отсутствие облачности. В пологих лучах солнца внизу проступала Тайга. Бескрайние лесные просторы. Легкие планеты. Наверно, только пролетая над ней можно осознать, всю ее мощь, масштаб и величие. Через несколько часов полета командир лайнера объявил, что мы будем садиться на дозаправку в Абакане. С географией у меня не очень: (и я поинтересовался у стюарда – "Абакан это какая страна?" "Не знаю" – пожал плечами тот, проходя мимо. Вот как! А в новостях нам рассказывают, как стюарды в одиночку ведут на посадку разгерметизированные самолеты. Обидно. С соседнего ряда подсказали, что Абакан – это Россия. Конечно, я мог бы и сам догадаться… Два часа потеряно на посадку, заправку и взлет. Ничего интересного в аэропорту замечено не было. Разве что пообщались жестами с экипажем пожарной машины, стоявшей около нашего борта.

Примерно через час наш самолет проходил строго над Иркутском. Я в качестве эксперимента включил сотовый и поднес его к иллюминатору. Удивительно, но он поймал сеть. Быстро набрал московский номер и в трубке длинные гудки. Я ждал ответа, но никто не подходил к телефону – в Москве было раннее утро. Секунд через 15 связь оборвалась. Мы вышли из зоны покрытия сети. Через несколько минут самолет уже летел над Байкалом. Во все поездки я всегда беру с собой GPS навигатор. Если заблаговременно загрузить подробные карты, то прибор помогает неплохо ориентироваться в незнакомой местности. В самолете, как и в автомобиле видно высоту, скорость, траекторию полета и, естественно, текущее местоположение. Почти как в кабине пилота. Если незаметно от пассажиров самолет захватят террористы и прикажут свернуть с курса, то это сразу станет мне известно. Непонятно, правда, что с этими знаниями делать, но тем не менее… Навигатор был со мной и в этот раз. Подробных векторных карт Северной Кореи, естественно, не нашел и пришлось ограничиться куском Гарминовской World Map. Детализация оставляла желать лучшего, но границы государств, основные города и магистрали были обозначены. Мы обогнули Монголию и пересекли Российско – Китайскую границу. Километров за 200 до места назначения самолет начал снижение. На высоте 5 километров мы погрузились в дымку, которая становилась все плотнее. Солнечный свет постепенно мерк, а земля все не показывалась. Когда высотомер показал 400 метров, стало немного не по себе. За окном сплошная пелена, как в молоке летим. Корея – горная страна, причем вершины гор уже существенно выше нашего текущего положения. В аналогичной ситуации во Вьетнаме в 1995 году разбились три из пяти машин пилотажной группы "Русские Витязи". Врезались в горы в сплошном тумане.

Пока подобные мысли носились в голове, самолет вынырнул из нижней кромки облачности и внизу замелькали серые поля и постройки. Через минуту мы коснулись взлетной полосы. Здравствуй, Пхеньян.

У края взлетной полосы нас встретила машина с большой надписью "Follow Me" для сопровождения на стоянку. Первым в самолет зашел сотрудник медицинской службы для сбора информационных листков о состоянии нашего здоровья. Мы заполняли их в процессе полета, отвечая на вопросы типа "Чем болели в детстве" и "Требуется ли особый уход". Процедура носила формальный характер и скоро мы уже были на улице. Первое, что бросилось в глаза – здание аэровокзала с портретом улыбающегося Президента Ким Ир Сена. Не зная еще местных порядков я постеснялся сразу начинать фотографировать, поэтому фотографий прилета у меня нет. Все фото аэропорта сделаны уже перед отлетом. Около самолета царило оживление. Пограничники следили за порядком, местные стюардессы встречали у трапа, приветливо улыбались и предлагали занять места в автобусе. Расстояние до аэропорта было метров 200, можно было и пешком пройтись, но порядок есть порядок. В турагенстве нас предупредили, что нашу группу будут встречать в аэропорту гиды. В первом зале аэропорта я пытался их найти, но тщетно. Встречающих была масса, но ни наших гидов, ни второй пары туристов, которые прилетели с нами, не было. Забегая вперед отмечу, что это был единственный случай, когда мы "потерялись". Все остальное время пребывания гиды были с нами неразлучны. Я стал обращаться ко всем подряд с вопросами. Когда узнавали, что я не из ансамбля, а "сам по себе турист" – таращили глаза и пожимали плечами. В конце концов плюнув на все, мы пошли на паспортный контроль самостоятельно. "Какова цель Вашего визита? Фестиваль?" - спросила меня пограничница на английском. "Yes" – ответил я ей, чтобы в очередной раз не объяснять про туризм и получил штамп в паспорте. Пройдя таможенный контроль, я оказался во второй части зала. Идти дальше было некуда, так как мы оказались у самого выхода на улицу, где в припаркованные автобусы осуществлялась посадка артистов.

"Ещё двое ненормальных!" - меня с сестрой каким-то образом распознали Валера с дочкой Соней, приехавшие туристами, как и мы. Сразу подошла и наша гид. Валера с Соней прошли чуть раньше нас, гид их встретила и пошла сопровождать. Поэтому в первом зале никого и не было. В этот момент начались некоторые проблемы. Моя сестра дошла до таможенного контроля и у нее в сумке обнаружили GPS навигатор. Причем, обнаружили по выносной антенне на длинном свернутом кольцами проводе, который очень явственно проступал на "просветке". Тут же заявив, что мы следуем вместе и прибор мой, я выпихнул ее из зоны контроля и пошел разбираться. В Москве нас предупредили, что в аэропорту у всех изымут сотовые телефоны, которые будут возвращены при отъезде назад. Почему – то светлая мысль о том, что у принимающей стороны могут возникнуть вопросы о целях привоза спутникового навигатора у меня не возникла. А зря. Не стоило брать его с собой.

- Какова цель вашего визита? Какова цель привоза устройства? Для чего вы планировали его использовать? – перевела гид вопросы военного в офицерском чине, подошедшего для разборок. - Цель визита – туристическая. Прибор привез, так как всегда беру его с собой в путешествия. Планировал использовать для определения положения на карте и записи трека. Чистая правда. Я знал, что мы будем ездить по стране на автобусе и мне представлялось очень удобным держать прибор все время включенным, чтобы писался трек, а впоследствии я мог переписать наш маршрут дома на компьютер. Зачем? Да с той же целью, с которой туристы фотографируются на фоне достопримечательностей. Где вы взяли карту? В каких странах были? - Карту загрузил с открытых источников. Она очень приблизительная, грубая. Только крупные города и основные магистрали. Я был в Чехии, Германии, Италии, Кипре. Обычно я брал там машину на прокат и прибор очень помогал ориентироваться в незнакомой местности. Мне не сообщили о том, что ввоз подобного оборудования запрещен (чистая правда). Если бы турагенство указало про это в "памятке туриста", я бы естественно выполнил указание. Навигатор указан мной в таможенной декларации, равно как и свой сотовый телефон.

Последняя фраза успокоила пограничника и он сообщил, что прибор вместе с сотовым телефоном будет сдан в аэропорту на хранение. Через пять минут я получил расписку и мы пошли получать багаж. Пункт выдачи багажа представлял собой навес, под который военные аккуратными рядами складывали сумки. Мы бродили между ними и искали свои. Удобно, все на виду и особой давки не наблюдалось. Девушка в военной форме проверяет у выходящих багажные квитанции. Как только мы вышли, подошел наш водитель, подхватил сумку и понес ее к автобусу. В автобусе уже сидел пятый и последний член нашей группы - Лавр. Не знаю почему, но мы решили, что он иностранец и по-русски не разговаривает. Я даже успел с сожалением подумать, что общаться будет сложно, зато в английском попрактикуемся.

- Hello! Do You speak Russian? – поинтересовался я для наведения мостов с иностранцем при входе в автобус. - Да, и практически без акцента. – ответил он на чистом русском.

Да уж, конфуз получился, пришлось оправдываться. Лавр прилетел в Пхеньян рейсом Эйр Корё из Пекина незадолго до нас. Постоянно проживает в Санкт-Петербурге, иностранцем не является и не являлся. Но над его “иностранным происхождением” мы еще неоднократно подшучивали. Итак, вся группа в сборе и мы отправляемся в отель.

ПХЕНЬЯН

Если быть точным, международный аэропорт КНДР располагается не в самом Пхеньяне, а примерно в 25 километрах от него в местечке Сунан. Примерно как Домодедово от Москвы. Отрезок пути до Пхеньяна мы покрыли приблизительно за 30 минут. Очень незначительное количество транспорта плюс хорошее состояние дорог дает возможность передвигаться быстро и без задержек. Пхеньян по трассе от аэропорта наступает плавно и незаметно. Дома становятся все выше, а улицы все шире. По другим направлениям, например если ехать по трассе на Кесон, который находится у границы с Южной Кореей, город сразу начинается новостройками, домами большой и сверхбольшой этажности, которые видны еще задолго до пересечения черты города.

Цитата из книги про Пхеньян: "В период колониального господства японских империалистов Пхеньян был грязным и голодным городом, по улицам которого слонялись безработные и нищие. В годы этой национальной трагедии великий вождь товарищ Ким Ир Сен организовал и развернул антияпонскую революционную борьбу и осуществил великое дело возрождения Родины. … Во время трехлетней корейской войны (25 июня 1950 – 27 июля 1953) американские империалисты 1431 раз подвергали город воздушным бомбардировкам и сбросили на него 428748 бомб…" (Пхеньян, Издательство "Корея" 1990).

Что правда - то правда, город был разрушен до основания и отстраивался заново. С одной стороны, практически не сохранилось исторических построек этого города, история которого насчитывает более 2000 лет, с другой стороны, нет той скученности построек в центральной части, характерных для городов с древней историей. Архитекторы имели возможность проектировать улицы и проспекты практически с нуля, что позволило создать гармоничный и сбалансированный архитектурный облик современного города.

Первое, что бросается в глаза при въезде в город – несоответствие ширины проспектов и числа полос движения количеству машин. Правда, это в основном характерно для новых районов. В центральной части города дороги поуже и движение более оживленное. Светофоры в городе выключены, но это с лихвой компенсируется регулировщицами, которые стоят на всех значимых перекрестках. Пхеньянских регулировщиц отмечают все без исключения иностранцы, посещающие город.

Мы подъезжаем к отелю "Янгакдо", 43 этажная башня которого расположена на острове Янгак на середине реки Тэдон, одной из крупнейших рек корейского полуострова. Отель имеет панорамный ресторан на крыше, панорамные скоростные лифты, бассейн, поле для гольфа и классифицируется как 4*. Это один из двух отелей, где обычно размещают иностранцев. Второй отель "Корё" расположен в центре города недалеко от железнодорожного вокзала. Практически с любой точки города видно пирамидальное здание еще одного отеля – "Рюген". 105 этажное здание имеет высоту больше 300 метров. Строительство этого отеля в настоящее время заморожено. На фотографиях в книге про Пхеньян 1990 года издания внешний вид здания практически совпадает с его нынешним его состоянием. На вопросы гиды отвечали только то, что это отель высотой 105 этажей. От прочих комментариев воздерживались и настоятельно просили не фотографировать здание с близкого расстояния, когда нам предоставилась такая возможность при посещении фабрики вышивки, расположенной у его подножия. Так что наиболее четкое его изображение было сделано при движении по одной из улиц города через стекло автобуса. Итак, мы заходим в отель “Янгакдо”. Наш гид забирает у нас паспорта и билеты для оформления размещения в отеле. Нам их вернут только при отбытии в Москву. Есть время осмотреть фойе отеля. Первыми бросаются в глаза огромные аквариумы с осетровыми рыбами и морскими черепахами, которые вальяжно плавают от одного конца своего водоема к другому.

В одном из углов фойе размещался почтовый офис. На стойке установлены два телефонных аппарата. Посредством их можно позвонить в Россию. Стоимость связи – 4 евро минута с округлением в большую сторону. Хочется сказать: "Ну, очень дорого", но учтем то, что это единственная возможность услышать собеседника на том конце провода… Мы за последние годы успели привыкнуть к качественной и всеобъемлющей связи: к интернету, электронной почте, ICQ, сотовым телефонам. Она незаметно и прочно вошла в наш быт: "Ой, забыл напомнить супруге, что задержусь. Сейчас SMSку кину". И через две минуты супруга уже раздумывает о причинах такой задержки. Стоимость услуг бросовая и не принимается в расчет. Привычка постоянно быть на связи настолько прочно закрепилась в подсознании, что услышав по пути на работу предупредительный писк сотового о севшей батарее, прикидываешь мысленно у кого разжиться на полчаса зарядкой. И вот представьте, что всего этого нет. Вообще нет. Нет интернета, нет сотовой связи. Можно написать открытку и подождать месяц, пока придет ответ. А этот аппарат является связующим звеном с "большой землей". Единственным звеном. И четыре евро - не деньги за такую возможность. Я набираю восьмерку, код России, код Москвы, свой домашний номер и через несколько секунд уже отвечаю на обычные в подобной ситуации вопросы:

- Да, долетели… Самолет задержали на вылете. Медведя грузили… Потом расскажу… Уже в гостинице… Отлично… Дождь идет… Еще никуда не ходили. А как у вас дела?… Ну, пока. Целую.

Помимо возможности позвонить в перечень услуг входит возможность отправки письма по электронной почте. Стоимость – 2 евро за каждые 20 килобайт письма. Фотографии особо не пошлешь. Забегая немного вперед, расскажу, что во время проживания в Пхеньяне я решил в качестве эксперимента отправить электронное письмо в Москву. Подошел к почтовому офису и сформулировал свое пожелание. Меня завели за стойку, посадили за компьютер, запустили Outlook Express и оставили одного. Первым делом я поинтересовался операционной системой и конфигурацией: Windows XP, Pentium4 1,6 ГГц 256 МВ - не самая слабая конфигурация для почтового компьютера. При попытке написать письмо на русском выяснилось, что не владеющим слепым методом печати набирать русские слова не видя русских букв на клавишах очень непросто. Промучавшись с одним предложением, я перешел на транслит, чем немало озадачил подошедшую справиться о моих успехах девушку. У меня сложилось впечатление, что она, свободно разговаривая на английском и немного зная русский, не представляла, что русские слова можно писать английскими буквами – так она перепугалась, приняв мой текст за шифровку. Английские буквы не складывались у нее в знакомые слова. Пришлось объяснить ей, что если бы на их клавиатуре были русские буквы, письмо бы содержало не одно понятное ей предложение, а все. Успокоившись, она спросила, сколько мне еще понадобиться времени и занялась своими делами.

Тогда же произошел курьезный случай. Компьютер, за которым я сидел был установлен сразу за стойкой с телефоном международной связи. К нему постоянно подходили люди, звонили в разные страны, общались на разных языках. Один из очередных посетителей на сильно ломаном английском языке решил проконсультироваться у меня о правилах набора номера. Я мало что понял из его речи, хотя и очень старался, и ответил что-то типа "I don’t understand what You want" (Не понимаю я, что вам надо). В ответ тот на русском пробурчал "Английский учить надо". "Согласен, действительно надо. Тогда вас понять можно будет" – ответил я, наблюдая его отвисшую челюсть. Как выяснилось, это был один из трехсот артистов прилетевших с нами из Москвы. Не понимаю, как можно было перепутать меня с местным обслуживающим персоналом. Ну, не похож я совершенно на корейца совершенно. Пришлось разъяснить ему ситуацию, ну и познакомиться заодно.

Когда я закончил написание письма, после проверки его размера, мне было предложено дописать еще за те же деньги. Меньше двух килобайт получилось, можно писать еще 10 раз по стольку, но и на транслите писать – еще то удовольствие, а для установления факта связи размер послания не важен. Попутно выяснились интересные обстоятельства - я могу послать письмо, но не могу получить ответ. Связь носит односторонний характер. И за каждый адрес в заголовке надо платить как за новое письмо. Компьютер через модем подсоединился к удаленному серверу и письмо ушло. Когда я вернулся домой в Москву, выяснилось, что адресат его не получил. Проведенное расследование показало, что я ошибся в написании имени ящика, то есть послал письмо в никуда, а прочие адреса удалил для экономии денег. Обидно.

Мы отвлеклись, возвращаюсь к описанию фойе. Над стойкой Reception на фоне схематичного изображения карты Земли размещено электронное табло, которое на корейском, английском и русском языках информирует о текущей дате в летоисчислении от Рождества Христова и в летоисчислении Чучхе – от момента рождения товарища Ким Ир Сена. Также сообщается текущее время в Пхеньяне и столицах других государств. С левой стороны фойе расположен стенд с фотографиями о жизни Северной Кореи: ее трудовых буднях и праздниках, воспитании молодежи, строительстве и преобразовании природы, армии и обороне и о руководящей роли президента Ким Ир Сена и руководителя Ким Чен Ира в этом созидательном процессе. Очень интересные фотографии, снабженные комментариями на английском и русском языках. Многие из них мне еще неоднократно встречались в разных местах.

Через несколько минут нам выдали смарт карты от номеров. В отеле они заменяют ключи. Нужно вставить карту в прорезь электронного замка и через мгновение дверь открыта. Номер стандартный, двухместный, примерно соответствующий аналогичным номерам европейских гостиниц. Как рассказывали нам артисты, их якобы предупреждали о возможности наличия прослушивающих устройств в комнатах отелей. Не знаю, нам никто ничего по этому поводу не говорил. Вряд ли это так, но даже если и соответствует действительности, отношусь к этому с пониманием. Например, в Уголовном Кодексе России есть глава номер 29, описывающая ответственность за различные "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства", статьи которой предусматривают наказание вплоть до пожизненного заключения и смертной казни. Почему в другом государстве не могут быть предусмотрена аналогичная ответственность за подобные преступления и почему власти страны не могут принимать превентивные меры по их пресечению? Хоть нам и нечего было скрывать, первое время мы с опаской поглядывали на стены, но это было скорее частью игры.

Наш номер располагался на двадцатом этаже. Конечно, не самая вершина отеля, но вид из окон открывался замечательный. Фотографию реки Тэдон и монумента Чучхе в дымке, сделанную из окна отеля приводят все без исключения туристы. Сделаю это и я. Обычно это первый вид Пхеньяна, который наблюдают посещающие его гости. По этой причине, я бы назвал его "визитной карточкой" города. Если посмотреть налево, то открывался вид на центр города, дворец учебы и пирамидальную громаду "Рюген" вдалеке.

Нам повезло, в нашем номере была установлена видеодвойка – телевизор со встроенным видеомагнитофоном. Можно и купленные видеокассеты посмотреть, и с телевизора передачу записать. В комнатах других членов нашей группы были простые телевизоры. Между кроватями стояла тумбочка со встроенным радиоприемником, часами с будильником, ночником и клавишами управления светом в комнате. Между прочим, очень удобно. Развеиваю миф: телевизор принимал не один единственный местный канал, а штук пятнадцать, включая наше НТВ, очевидно, через спутник. Мы же все время пребывания в Северной Корее естественно смотрели исключительно местное телевидение. В рабочие дни оно начинало работать около трех часов дня, а в выходные и праздники с самого утра. Вещание начиналось Гимном страны с исключительно красивым роликом. К сожалению, мне по разным причинам так и не удалось его записать. Программа передач составлена из новостных выпусков, информационно-патриотических передач, фильмов как местного, так и зарубежного производства, дублированных на корейский язык, музыки и постоянно транслируемых выступлений наших артистов. Судя по количеству отводимого на их выступления эфирного времени, их приезд был значимым событием в стране. Интересной особенностью местного телевидения является трансляция в эфире караоке – фонограммы "минус один", либо с солистом на фоне видеоролика и подсказки текста песни внизу экрана. Корейцы любят и неплохо умеют петь и караоке пользуется у них большой популярностью.

Из-за бессонной ночи в самолете и отсутствия сотового телефона с его штатным будильником, мы боялись проспать завтрак и попросили гида заказать побудку на 7 часов утра. Дополнительно попытались завести будильник в тумбочке. Сделать это было не просто, так как время на часах было сбито, а способа его поправить я так и не обнаружил, сколько не тыкал по всем кнопкам управления. Возможно, в моменты периодического отключения электроэнергии часы просто сбрасываются и для их установки нужен техник. Для того, чтобы звонок прозвенел в нужное время, мы ходили в фойе гостиницы смотреть на часы на стене (собственные часы остались на сотовом в аэропорту), бегом возвращались в номер, вычисляли в уме разницу показаний и добавляли ее к установке будильника. Во, как! В теории все просто, на практике умудрились-таки ошибиться на час.

Если человека резко разбудить в период так называемой "быстрой" фазы сна, когда он видит сны и начать грузить информацией, либо о чем-то спрашивать, некоторое время события в реальном мире воспринимаются сознанием в контексте продолжения "сюжета" сновидения. Такую белиберду несешь в ответ, аж стыдно за себя потом. Попробуйте в такой момент кого-нибудь аккуратно разбудить, назвать по имени и спросить что-нибудь вроде: "Вася, почему у тебя на крыше зеленые сосульки выросли?" Заверяю, ответ будет достойный вопроса. Лучше на камеру записать :) .Рассказывают, что даже был реальный случай, когда человек, разбуженный посреди ночи телефоном вместо трубки схватил с тумбочки пистолет, приставил к уху и нажал на курок.

Ровно в семь часов по местному времени в темной комнате отеля раздается негромкий звонок. Телефон с вечера поставлен поближе к кровати, я хватаю трубку и начинаю что-то говорить собеседнику на том конце. Русский язык у девушки с Reception, которой поручено меня разбудить, не родной. Она поняла, наверно, не больше половины сказанных мной слов и совершенно не поняла суть моей "глубокомысленной" фразы. - Добрава утра, - говорит она на ломаном русском через несколько секунд. Я пытаюсь понять, чего от меня хотят и что-то говорю в ответ. - Пара встават, - до нее начинает доходить, что человек только что проснулся. - Доброе Утро! – я тоже начал понимать, что спал и меня будят телефонным звонком. - Добрава утра! Пара встават. – хихикая повторяет она. - Пора вставать, - повторяю я, - Спасибо. - Спасыбо, - еще раз хихикает она и вешает трубу. Я окончательно просыпаюсь и иду умываться.

Продолжение следует...

Автор: Капустин Михаил (Москва), осень 2005 года

Оригинал статьи на сайте автора

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Google AdSense
Инструменты