Русские туристы в Северной Корее

Материал из Mycicerone — путешествия и туризм по городам и странам
Перейти к: навигация, поиск

ПРЕДИСЛОВИЕ от vvs, написанное им самим:

"В течении последней пары лет я постоянно слышал разговоры Валеры Леушева о планах поездки в Северную Корею. Я относился к ним не очень серьезно, как некоторой разновидности "вялотекущей" шизофрении. А когда в марте он объявил, что специальным самолетом полетит с дочерью в Пхеньян на празднование дня рождения товарища Ким Ир Сена, я подумал, что "вяло" перешла в стадию "остро". И он действительно полетел, а потом, что еще более странно, благополучно вернулся с массой впечатлений и интересных фотографий, сделанных им и его попутчиком Михаилом Капустиным. Фотографии они дали мне сразу, я положил их на сайт и попросил сделать к ним названия. В ответ я получил развернутый комментарий. Этот комментарий следует далее..."

РУССКИЕ ТУРИСТЫ В СЕВЕРНОЙ КОРЕЕ

Пхеньян. Монумент освобождения

Находится на холме Моранбон в центре Пхеньяна. Построен в 1946 году, реконструирован в 1985 году. Высота монумента 30 метров. К сожалению, накануне шестидесятилетия Победы, в апреле 2005 года, никто из примерно 250-ти россиян и белорусов (артистов, прибывших на апрельский фольклорный фестиваль в Пхеньян), а так же никто из представителей посольства РФ в КНДР не посетил этот монумент. Цветы к нему возложили только мы, пять русских туристов, бывших в это же время в Корее. Говоря откровенно, у меня сложилось впечатление, что не все артисты сознавали, куда, в какую страну они приехали. Для них это была обычная командировка: с утра – репетиции, вечером – выступления, а ночью - пьянка.

Пхеньян. Средняя школа, по словам наших сопровождающих, одна из самых престижных в столице.

Концерт учащихся для иностранных гостей. Корейцы очень любят петь и танцевать. Во всех ресторанах, гостиницах, пионерских лагерях, школах, как правило, есть большой плазменный телевизор Sony с DVD-караоке, и официантки, наши гиды и т.д. всегда что-нибудь нам пели. Часто всё это сопровождалось цветомузыкой - я даже видел допотопную цветомузыкальную установку "Электроника". В Северной Корее всеобщее бесплатное 11-летнее обучение, включающее один год дошкольной подготовки. Обстановка и оснащение школ – на уровне среднероссийских. Из иностранных языков изучают русский или английский. В школе имеется компьютерный класс. Надо сказать, что в КНДР компьютеры имеются, не в изобилии, конечно, но там, где это необходимо. Имеется и своя компьютерная сеть типа Интернета. Полностью отсутствуют только принтеры. Даже в аэропорту при вылете в Москву место в самолёте определили по компьютеру, а посадочный талон заполнили вручную. Дети, по-видимому, проводят в школе целый день. С утра – уроки, затем "внеклассные занятия": репетиции, спорт, тхэквандо, идеологическое воспитание. В общем, не соскучишься. Как говорят, собственные школы есть и в деревнях, где всего два-три учащихся. Это вполне может быть правдой, т.к. в стране всеобщей занятости и всеобщего распределения надо же чем-то занять учителей.

На этой фотографии российский турист Лавр Бурин изучает микробов на уроке биологии

А это – урок труда

Вообще, вышивание в Северной Корее любят. Вышивки разных размеров являются одним из основных сувениров. Они продаются даже в полупустых деревенских магазинах. Ассортимент этих магазинов состоит в основном из школьно-письменных товаров: карандаши, тетради, ручки; соков и алкогольных напитков: рисовая водка, пиво; конфет и сладостей местного производства, пары видов консервов и предметов первой необходимости: кое-какая одежда, обувь типа спортивных тапочек, зубной пасты, мыла и т.п. Цены доступны для большинства населения. В связи с тем, что хлопок на севере Кореи растёт плохо, для изготовления одежды используется отечественная синтетическая ткань – виналон, производимая из угля и известняка, которых в КНДР в избытке. Джинсовую одежду не носят вовсе. На следующих фотографиях – работницы специальных фабрик по вышиванию – вышивают всё: от картин до революционных и патриотических лозунгов. Цены для туристов от 10-15 евро и до 20-50 тысяч. Например, в эту раму вставлены с обеих сторон огромные вышитые картины. Всё это можно купить по 10 000 евро за каждую сторону, а если обе стороны - 20 000 евро вместе с деревянной рамой. Так что, всем желающим за 10% комиссионных подскажу, где это продаётся.

Кое-где до сих пор сохранились окопы времен войны с американцами Кстати, по словам моих знакомых, бывших в середине девяностых в Южной Корее, там американцев тоже ненавидят. Гиды их предупреждали, что любого бледнолицего корейцы принимают за американца с военной базы и даже могут избить на улице, если вовремя не скажешь, что ты русский.

Дорога Пхеньян - Пханмунчжом. Широкое четырехполосное шоссе длиной около 160 километров с разделительным газоном посередине идёт на юг в сторону демаркационной линии и Сеула. Четыре полосы заканчиваются буквально в ста метрах от границы демилитаризованной зоны, т.е. в двух километрах от демаркационной линии. По этому шоссе ездят в Пхеньян делегации из Южной Кореи. От Пханмунчжома до Сеула около 70-ти километров.

На фотографии – здание для отдыха, расположенное ровно на середине пути к Пханмунчжому

По бокам здания расположены автостоянки. Внутрь можно попасть с обеих сторон магистрали. Посередине расположено кафе (чашка чёрного кофе для иностранцев – 1 евро, для местных – копейки), магазин с алкоголем и сувенирами, зал с караоке. Имеются чистые туалеты. Есть даже обмен валюты. Но в Северной Корее это означает только обмен долларов на евро или обратно. Местные воны иностранцам не доверяют, получить их даже в качестве сувенира практически невозможно. У иностранцев принимают только доллары, евро и китайскую валюту. Со сдачей проблем не возникает, мелких купюр и даже евроцентов в достатке, причём евроцентов со всей Европы (как известно, дизайн оборотной стороны монеты у каждой страны еврозоны свой). Кассовый аппарат в Северной Корее, скорее всего, только один, марки Casio, мы видели его в Пхеньяне, но не в обычном магазине, а почему-то в магазине художественной фабрики. Правда, он был выключен.

Вообще, в Северной Корее магистральные дороги (на юг – в Пханмунчжом, на север – к горам Мёхян, на запад – к городу Нампхо и на восток – к городу Вонсан) имеют по две полосы движения в каждую сторону (а в Нампхо – по шесть полос!) и содержатся в довольно приличном состоянии. Построены они были где-то в 1970-е – 1980-е годы. Местами дорога становится совершенно ровной и прямой, исчезает разделительная полоса. Зачем это – думайте сами, как и о назначении этих столбов по краям дороги. На дорогах, так же как и в России, устроены пикеты милиции совместно с военными. Вообще, эта порочная практика - ведь любую засаду можно обойти - похоже, осталась только у нас и в КНДР. Конечно, в КНДР, я думаю, ни о каких взятках служивым и речи быть не может. Правда, наш водитель никогда не останавливался на сигнал регулировщика, и попыток открыть по нам огонь не было: туристические автобусы подозрений не вызывают. Единственный раз пришлось остановиться по дороге в Пханмунчжом перед городом Кэсон: всё-таки дорога к границе. Разбираться на пикет пошёл наш гид, "не говорящий по-русски майор", как мы его между собой называли. И не было его минут десять. Вообще, поездка в Северную Корею чем-то напоминает детскую игру в шпионов, и мы приняли правила этой игры. Сразу по прилёту женщина-гид представила нам водителя, а про второго мужчину сказала, что он тоже наш гид, но по-русски, к сожалению, не говорит - знает только французский. Лавр сразу заговорил с ним по-французски, но тут принесли наш багаж, и беседа, слава Богу, прекратилась. В результате, всю поездку Хан, так звали гида, изучал путеводитель по Корее на французском языке. Да и я сразу его "раскусил": рассказал бородатый, но смешной анекдот - русские промолчали, а Хан засмеялся. Конечно, наши сопровождающие и мы понимали некую абсурдность происходящего, но подыгрывали друг другу. Например, они чуть ли не каждый день спрашивали у нас, кем мы работаем, а бедного Лавра каждое утро, как в первый раз, пытали, как это он с российским паспортом прилетел из Лондона через Пекин, а китайская виза осталась не погашенной? В конце концов, даже мы заподозрили, что когда в телевизоре начинаются помехи, наверное, Лавр передаёт шифровки своим "заокеанским хозяевам". Мы, в свою очередь, каждый вечер отправляли наших гидов спать, т.к. они не уходили, пока не убедятся, что и мы угомонились, но они отнекивались, дескать, очень любим смотреть караоке, да вдруг вы куда пойдёте без нас и от незнания корейского заблудитесь. Наконец, они придумали бесспорный аргумент: рассказали, что один русский турист как-то сильно напился и выпрыгнул с 45 этажа, разумеется разбился насмерть, и вот они следят, что бы такое больше не повторилось. Ну а в последний день наш "майор" со смехом "сознался" нам, что вообще-то у него полковничьи погоны. В-общем, "победила дружба".

Пхеньян. Вид с Народного Дворца Учёбы на площадь имени Ким Ир Сена и Монумент идей Чучхе

Народный Дворец Учёбы открыт 1 апреля 1982 года. Как говорят, любой человек может придти сюда для повышения своего образования. Внутри находятся читальные и лекционные залы, лингафонные и компьютерные кабинеты, огромное книгохранилище. Имеется очень забавная комната под названием "Вопрос – ответ". В ней дежурит учёный, который может дать ответ на любой вопрос. Перед Дворцом простирается площадь имени Ким Ир Сена, на которой проводятся парады, демонстрации, массовые гимнастические и танцевальные представления в дни государственных праздников. Между площадью и Дворцом находится гостевая трибуна, с которой 15 апреля мы наблюдали праздничное выступление. В центре реки по праздникам на короткое время включаются два огромных фонтана с напором воды до 150 метров. Подобный фонтан есть в Женеве (Швейцария) – но там он один. Монумент идей Чучхе находится на противоположном берегу реки Тэдон. В тёмное время суток благодаря подсветке имитируется огонь. По моим наблюдениям выключают факел в 11 – 12 часов ночи. Перед столбом стоит 30-метровая скульптурная группа: рабочий с молотом, крестьянка с серпом и интеллигент с кистью. Перекрещивающиеся молот, серп и кисть являются эмблемой Трудовой партии Кореи. На задней стороне постамента в нише находится стена, собранная из более двухсот мраморных и гранитных плит, присланных главами многих стран мира, известными политическими деятелями и просто приверженцами идей Чучхе. Среди плит есть и одна из России – от господина Венгеровского, члена ЛДПР, соратника Жириновского. Парочка свободных мест на стене ещё имеется, желающим следует поторопиться. Внутри монумента имеется лифт, на котором можно за пять евро подняться прямо к основанию факела. Отсюда открывается замечательный вид на город, и здесь была сделана Михаилом Капустиным следующая фотография.

Пхеньян. Вид на остров Янгак и гостиницу Янгакдо

Четырёхзвездная (по европейским меркам, скорее, три звезды) гостиница, в которой жили мы, малочисленные русские туристы (всего семь человек – пятеро из нашей группы, прилетевших самолётом, и двое, ну, совсем уже маньяков, сутки ехавших поездом Пекин – Пхеньян), экипаж нашего самолёта (да-да, дешевле оплатить десятидневное проживание пятнадцати членам экипажа, чем гнать ИЛ-86 порожняком в Россию) и артисты из разных стран (России, Белоруссии, Египта, Индии, Монголии, Китая и др.), прибывшие на весенний фестиваль, посвященный Дню Солнца – Дню рождения вечного Президента корейского народа товарища Ким Ир Сена.

Гостиница стоит на реке Тэдон на острове Янгак, открыта в начале девяностых годов и представляет собой 47-этажное здание с панорамными лифтами, сауной, бассейном, кегельбаном, многочисленными ресторанами, барами и валютными магазинами. На последнем этаже имеется панорамный ресторан с вращающимся полом. Надо сказать, что это не единственный подобный ресторан. В соседней более шикарной гостинице "Корё" (5*) таких ресторанов два – по одному на верхушке каждого из 45-этажных корпусов. А вот на телебашне, где мы однажды обедали, пол в ресторане, к сожалению, неподвижен. В Пхеньяне часто бывает дымка: как нам объяснили – ветер приносит частицы песка из китайских пустынь. Но в тот день воздух был чист, и мы отчётливо разглядели всю столицу и окрестности. Как оказалось, в центре Пхеньяна за современными фасадами больших домов ещё сохранились кое-где целые кварталы старых одноэтажных хибар.

Из гостиницы можно позвонить в Россию, соединение моментальное, (правда, стоит это удовольствие недёшево – 4 евро за минуту, причём, округление поминутное в большую сторону), а так же отправить электронную почту. Но вот принять электронную почту нельзя. Кроме как из гостиницы, звонить в Россию больше и неоткуда (да, наверное, и не зачем). Мобильные телефоны, навигаторы и прочую подозрительную аппаратуру забирают на хранение сразу в аэропорту (кладут в отдельный мешочек и выдают расписку), а у путешествующих поездом на китайско-корейской границе мобильные телефоны кладут в такой же мешочек и опечатывают. Зато видеокамеры, фотоаппараты и бинокли можно ввозить и вывозить без проблем.

В холле гостиницы устроены аквариумы, в одном из которых плавает огромная черепаха – символ долговечности и силы. Номера в гостинице достаточно просторные, отпираются магнитной карточкой. Утверждается, что воду можно пить прямо из-под крана, что она должным образом обеззаражена и проверена. Наблюдая дисциплину и порядок в КНДР в это поверить можно (по сравнению с какой-нибудь Турцией, не говоря уж о Египте, в Северной Корее чистота идеальная). Но, тем не менее, в каждом номере (в том числе и в провинциальных гостиницах) стоит термос с горячей водой и чашки для чая. А вот сахар купить сложно – не принято у них пить чай (рисовый, эллеутераккоковый и т.д.) с сахаром.

Мебель, как и во всей Северной Корее, из натурального дерева. ДСП и ДВП в КНДР нет. Наши гиды долго не могли поверить (а когда всё-таки поверили, то долго смеялись), что мебель можно делать из картона или прессованных опилок, перемешанных с клеем. Телевизоры (как правило, JVC, Panasonic, некоторые даже со встроенным видеомагнитофоном) показывают несколько китайских, японский каналы, а также НТВ, Немецкую волну и один-единственный северокорейский канал, начинающий работу в будни примерно в 16 часов ("А зачем раньше, ведь все на работе…"), а в выходные – с самого утра. Конечно простые граждане в квартирах, и мы – туристы, когда жили в провинциальных гостиницах, могли принимать только северокорейский канал, по которому транслировали редкие новости, концерты апрельского фестиваля, северокорейские патриотические фильмы и советские фильмы про войну (нашу, разумеется, Великую Отечественную). Могу похвастаться, что и я с дочкой был показан по новостям, когда наш самолёт приземлился в Пхеньяне, и мы шли к зданию аэропорта. Для Северной Кореи прилёт самолёта из Москвы уже большое событие. В основном, самолёты прилетают из Пекина и раз в неделю из Владивостока или из Хабаровска. И хотя меня, такого большого и рыжего, и видели по телевизору 22 миллиона северных корейцев, включая стариков и младенцев, но на улицах никто не узнавал. Для азиатов вообще все мы на одно лицо. Зато вот друг друга они отличают замечательно: когда я спросил у нашего гида, может ли она отличить корейца от японца, ответ был твёрд: "Ну конечно, японцы же такие ускогла-а-а-зые!". На заднем плане сразу за гостиницей - многозальный Пхеньянский международный кинотеатр (открыт в 1989 году, имеет 6 залов – на 2000, 600, 300 и т.д. мест, а всего – 3150 мест), а дальше – Футбольный стадион (открыт тоже в 1989 году, рассчитан на 30000 зрителей).

Еда

О ней надо сказать особо. Во-первых, корейцы до сих пор не очень-то верят в то, что другие народы не едят собак. "Вы что, правда, не едите собак?" - "Да, а вы?" - "К сожалению, редко. В Пхеньяне есть специальные рестораны, где подают собак, а так - в основном в деревнях. Их там специально разводят" - "И каких же, всех подряд, что ли?" - "Ну что Вы! Только чау-чау, примерно годовалого возраста" (Чау-чау – декоративная порода длинношёрстных собак, выведенная в Китае и Маньчжурии). Злопыхатели скажут, что, дескать, это с голодухи, и ошибутся! Собак едят и в Южной Корее. А в Китае, например, едят птиц, в Индии не едят коров, мусульмане не едят свиней, а американцы едят и вовсе отраву – генетически модифицированные биг-маки и гамбургеры. В целом, в Северной Корее пища достаточно здоровая. Дело в том, что удобрений используется мало, а которые используются – натуральные (навоз, одним словом). И это скорее не из-за бедности, а просто философия: для корейца съесть, что-либо, удобренное химией, всё равно, что затянуть петлю на собственной шее. Отчасти поэтому, а также благодаря постоянному труду в Северной Корее нет полных людей. Вообще! Нету там и дистрофиков, несмотря на периодические неурожаи и международную изолированность. Здесь уместно вспомнить и ещё одну сторону политики северокорейских властей. А именно, призыв жить скромно, никому не завидуя. Чтобы развеять мифы о "голодной" Северной Корее, замечу, что наши гиды, питаясь с нами вместе в ресторанах, не набрасывались, как в блокадном Ленинграде, на еду и всегда в конце трапезы оставляли что-либо на тарелке. Я не думаю, что это сила воли или предрассудки «хорошего тона». Просто в настоящее время народ в Северной Корее не голодает. В пище по объёму и весу, конечно, преобладает рис. Кроме хорошего гарнира, из риса пекут на пару нежнейшие булочки, заваривают в виде чая (совершенно безвкусная жидкость) и делают двадцатиградусную водку (довольно отвратительную). В период неурожаев середины девяностых годов тов.Ким Чен Ир призвал корейских крестьян активнее сажать картофель, т.к. он менее прихотлив, чем рис, но, привыкнув столетиями употреблять в пищу рис, народ не очень-то воплощает в жизнь завет Великого Руководителя. Из овощей главным блюдом является кимчхи – солёная и острая квашеная капуста, которую едят повседневно и заготавливают на зиму. Употребляют в пищу также водоросли, фасоль, салат, кукурузу. Из животного мира, кроме уже упоминавшихся чау-чау, едят морепродукты – мелкую рыбёшку, моллюсков (сам видел, как их собирают в Восточном Корейском (Японском, прости Господи) море сачками), осьминогов, королевских креветок, а также утку и курицу. В качестве гарнира подаётся прозрачная вермишель из крахмала. А приправляется всё это соевым и еще какими-то соусами. В ресторанах пища для европейцев не адаптируется (разве что не подают собак). Очерёдности в подаче блюд нет. Подаётся, как правило, всё сразу, поэтому европеец, даже если и съест что-либо острое, всегда тут же сможет заесть это рисом, запить бульоном или очень неплохим местным пивом. Едят в Корее палочками, причём, металлическими, а не деревянными, но по Вашей просьбе, конечно, принесут вилки. Местные жители в рестораны ходят, разумеется, очень редко. Кстати, главным критерием при определении одним корейцем курса евро к вону, было: "Могу ли я на эту денежку наесться в ресторане до-отвалу?". Желающие смогут попробовать водку, настоянную на змеях. Она продаётся в магазинах, а продегустировать её можно, например, в одном из ресторанов, где вы будете обедать: там она, как правило, налита в огромные бутыли со здоровенной змеёй внутри.

Пхеньян и провинциальные города и сёла

На этих фотографиях показана повседневная жизнь корейцев. Жизнь протекает неспешно, бегущего куда-то корейца встретить практически невозможно. Говоря откровенно, уровень жизни в КНДР примерно соответствует уровню жизни половины россиян, тех, кто живёт в деревнях километров за сто от Москвы и других российских городов. Примерно также живет и население провинции в Болгарии. У одного из гидов я как-то спросил, откуда он так хорошо знает русский язык? Оказалось, что в отрочестве, где-то в начале девяностых годов прошлого века, его отец работал в России в Амурской области, и он жил вместе с ним. На мой вопрос, почему же они не остались в России, я готов был получить самые разные ответы вплоть до такого, что их родственников, оставшихся в Корее, просто посадят в тюрьму или расстреляют. Но, к моему удивлению, он совершенно искренне ответил: "Там же такая нищета!". Вообще, корейцы не страдают особыми комплексами, не боятся кого-либо обидеть неосторожным словом или неуместным смехом. Как-то в гостиничном лифте мы разговорились с попутчиками, и, узнав, что они монгольские артисты, я сказал, что очень хочу съездить в Монголию. Они радостно закивали, а корейский гид, стоявший рядом, засмеялся: "На лошадях что ли скакать!". В другой раз мы возвращались откуда-то в Пхеньян, и наш водитель остановился у ручья смыть с машины пыль. По нашим, российским, меркам автобус был просто стерильным, но корейцы перед въездом в столицу старательно очищают свои машины. Так вот, вдруг у ведра ломается ручка, и вода разливается. Шоферу, конечно, не до смеха, а наши гиды, нисколько не стесняясь, начали смеяться. То место оказалось заколдованным: не прошло и пяти минут, как у ехавшего в попутном направлении военного Уазика спускает колесо. Тут уж наши сопровождающие, наш водитель, да и мы от смеха за животы стали хвататься. Уже в Москве мне объяснили, что на Востоке это нормально – этим они как бы успокаивают пострадавшего: пустяки, дело житейское. Скорее всего, так оно и есть. Когда пострадавший не услышит их смех, они и не смеются. Однажды мы ехали по провинции и увидели, как из-за осыпавшейся насыпи накренился железнодорожный состав: он бы, может, и проехал по опасному участку, да электровоз своей дугой не мог достать до проводов. Ситуация и смешная и трагичная. Но тут наши гиды были серьёзны.

Разумеется, в Северной Корее имеются большие проблемы со свободой слова, однако это компенсируется идейной закалкой населения, направленной на борьбу с американским империализмом, и отсутствием расслоения на богатых и бедных – все живут примерно одинаково, и другой жизни, в общем-то, не видели. Кроме того, в КНДР нет евреев – воду мутить некому.

Мы путешествовали по Северной Корее в тот период, когда страна готовилась к одному из самых главных государственных праздников – 15 апреля в День Солнца отмечается день рождения тов.Ким Ир Сена. Население было занято наведением порядка и украшением улиц. Ввиду дефицита краски женщины просто мыли водой стены своих домов, лоджий (в Северной Корее в многоэтажках в основном лоджии, а не балконы), выставляли горшки с цветами. Скажу честно, во многих квартирах (за исключением домов в Пхеньяне) вместо оконных стекол – полиэтиленовая плёнка. Некоторые лоджии в домах (в том числе и в столице) застеклены (правда, чаще всего это пустые деревянные рамы, на зиму, по-видимому, затягиваемые полиэтиленом).

В центре Пхеньяна дома, построенные в основном в 1950 – 1970-х годах, пяти – девятиэтажные. В новых районах, застроенных в 1980 – 1990-х годах, дома имеют от 15 до 40 этажей, квартиры в них – по 80 - 170 кв.метров. "Коммуналок", по словам наших гидов, практически нет, если и встречаются, то в домах старой постройки. Как пишут в путеводителях, "многие вновь строящиеся дома оборудуются государством разнообразной мебелью и современной кухонной утварью". Телефоны в квартирах, вроде как, есть у многих, но на улице я не встретил ни одного телефона-автомата.

В каждом провинциальном городе обязательно имеется статуя тов.Ким Ир Сена. Вся прилегающая к ним территория содержится в идеальной чистоте и красоте.

Железные дороги в Северной Корее, как правило, однопутные, но все электрифицированы. В городах распространены троллейбусы. Надо сказать, что КНДР не испытывает особого дефицита электричества. То тут, то там, особенно в горных районах устроены водохранилища с множеством гидроэлектростанций. Правда, в жилищах и общественных зданиях стараются всё же использовать более экономичные люминесцентные лампы. И хотя уличное освещение не включается, в квартирах свет горит до глубокой ночи. В провинции горячая вода в кране, по-видимому, отсутствует вовсе. Даже в гостиницах (за исключением Пхеньяна) горячую воду давали по часам, хотя центральное отопление функционировало постоянно. Оно представляет собой не батареи, а обогреваемые полы (ондор). Это древняя традиция корейцев. Раньше по трубам в полах шёл дым от печки, сейчас пускают горячую воду. Причём, так устроено отопление и в современных многоэтажках. В принципе, это удобно: постирав трусы и разложив их на полу, после ужина я смог ими воспользоваться. Автотранспорта очень мало. В частном владении автомобилей нет вовсе. Военные для повседневных поездок используют Уазики, ЗИЛа, произведённые по советской лицензии ГАЗ-69, китайские грузовики и джипы FAW, встречаются "Нивы" исключительно зелёного цвета, а также древние газогенераторные "Сынри-58", у которых в кузове стоит большой бак, куда кидаются дрова, и машина, окутанная паром, потихоньку едет. Номера на военных машинах такие же, как и в России: белые буквы на чёрном фоне, но, чаще всего, они просто нарисованы на бампере.

"СЫНРИ-58"

"Сынри" в переводе на русский означает "победа". Это, сделанный по советской технической документации, грузовик ГАЗ-51. Данный экземпляр находится в Музее отечественной войны 1950-1953 годов (хотя, ко времени их производства в Северной Корее война уж лет пять, как закончилась), но многие экземпляры ходят по дорогам и поныне. Правда, в газогенераторном варианте в столицу их не пускают.

Гражданский автотранспорт представлен, в основном, праворульными и достаточно свежими японскими машинами (начиная от микроавтобусов "Тойота", "Мазда" и заканчивая последними моделями "Ланд-Круизеров"), новыми южнокорейскими джипами "Хундай": бывший президент корпорации "Хёндэ" был большим другом северокорейских соотечественников, встречаются и советские "Волги" (ГАЗ-24, ГАЗ-3102), КАМАЗы, а в Пхеньяне и шестисотые Мерседесы. В столице особо выделяется автопарк Китайского посольства – новые белые "Фольксвагены-Пассат". Встретилась нам и парочка новых пассажирских "Газелей", а однажды, к нашему удивлению, промчался новенький жёлтый фургон международной почтовой службы DHL, может, конечно, трофейный. Впрочем, позже я узнал, что DHL работает в КНДР с 1997 года.

Люди в Северной Корее на любые расстояния ходят пешком. Велосипедистов не много. Шоферам приходится ехать посреди дороги, по осевой, и постоянно сигналить зазевавшимся ходокам. Вообще, менталитет жителя провинции отличается от нравов столичного жителя. Пхеньянцы более открытые, общительные. Деревенские же избегают любого общения с иностранцами. Если посреди дороги останавливается машина или автобус с чужеземцами, то и остальное пешеходное и велосипедное движение замирает. Пешеходы сразу сворачивают в лесопосадки и обходят стороной, а велосипедисты просто останавливаются метрах в ста и садятся на обочину, выжидая, пока иностранцы не уедут. Однажды мы даже случайно перекрыли "федеральную" трассу: остановившись по нужде, девочки, как водится, пошли направо в близлежащие кусты, а мальчики – через дорогу налево. Таким образом, мы без злого умысла перекрыли все пути обхода. В поля крестьяне ходят с красными флагами, втыкают их в землю, а после приступают к работе. Трактора и скотина практически не используются. Земля обрабатывается вручную. Иногда нам встречались люди, роты солдат, моющихся и стирающих прямо в реке.

В провинциальных городках и вдоль местных шоссе встречаются небольшие рынки. Нам запретили их фотографировать и уж тем более что-то покупать там. Из окна автобуса мы видели ассортимент товаров: апельсины, помидоры, сигареты, какие-то напитки в пластиковых бутылках (но не кока-кола, это точно), в общем, в основном еда, а не одежда. В Пхеньяне уличная торговля только официальная – цветочные киоски, где принимают валюту, и лотки с мороженым – им торгуют только за воны, но мы этого не знали, и покупку за нас оплатил наш гид. Евро он от нас не принял, хотя мы и предлагали. Думаю, что мы его, конечно, не разорили, но имейте наш опыт ввиду, что бы не попасть в неловкое положение. Вообще, деньги у народа есть, у кого-то даже немалые. Как-то мы выпивали в баре нашей гостиницы в Пхеньяне с одним молодым гидом, сопровождавшим группу артистов, и я попросил его показать местные воны: он достал из-за пазухи довольно внушительную пачку купюр из сотенных, пятисоток и даже тысячных бумаг. Может, конечно, ему только что выдали зарплату? Для примера скажу, что в гостинице большая пачка пакетированного чая «Липтон» стоит 500 вонов или около 3-4 евро.

Из туристических достопримечательностей наиболее распространены гробницы древних корейских царей, а так же конфуцианские и буддийские храмы. Храмы действующие. В каждом имеется по два-три монаха, которые следят за порядком и проводят службы, а помогают им в этом и проводят экскурсии светские женщины-гиды. Здесь уместно вспомнить, что каждый взрослый человек в Северной Корее обязан носить на груди значок с портретом тов.Ким Ир Сена. Так вот, монахи его тоже носят, но только за пределами монастыря и на светской одежде. Один из монахов с гордостью рассказал нам, как к нему в монастырь приезжал с визитом тов.Ким Чен Ир и, похвалив за образцовое содержание монастыря, подарил золотые часы. Вообще, своих руководителей корейцы уважают. Официальная пропаганда постоянно подчёркивает близость руководителей к народу. Тов.Ким Ир Сену приписывают слова о том, что "руководитель обязан побывать везде, где живёт народ". Визиты товарищей Ким Ир Сена и Ким Чен Ира на предприятия, воинские части и сельхозкооперативы именуются как "руководил на месте работой" спичечной фабрики, сооружением плотины, съёмкой художественного фильма и т.д.

Для трудящихся и туристов в горах устроены охраняемые природные парки с водопадами и искусственными озерками. И люди с удовольствием их посещают: в местах привалов всё усыпано раковинами от мидий, встречаются и пивные пробки. Имеется в Северной Корее и сеть домов отдыха и санаториев, предлагающих различное лечение. В одном из таких, с минеральными радоновыми ваннами, мы провели ночь. Правда, кроме нас там никого не было. В другой санаторий, с грязевыми ваннами, мы заехали пообедать, и при нас там размещалась большая группа китайцев.

Что меня удивило, а мою дочь просто поразило, так это колючая проволока на многие километры вдоль открытого побережья Восточного Корейского (Японского) моря - дочь сказала, что в школе их учили: граница по берегу моря никогда не проходит. Я думаю, что это защита не от своих, а от возможного вторжения врагов: помнят, наверное, как во времена войны 1950-1953 года в тыл северокорейцам высадился американский десант.

Неоднократно мы видели колонны пионеров, идущих строем со знаменем и барабанщиками километров, этак, за 15-20 в Пхеньян. Но особенно удивительно видеть детсадовскую группу, лет 4-х – 5-ти, взявшись парами за ручки, скандируя речёвки и лозунги, топающих в Мангендэ из Пхеньяна (а это добрых километров 5-7) увидеть родной дом товарища Ким Ир Сена.

Пхеньян. Мангендэ

Священное для каждого гражданина КНДР место. Расположено в 12-ти километров к западу от центра Пхеньяна. Здесь стоит родной дом Президента, здесь родился и провёл детство товарищ Ким Ир Сен. Тут жили его дед и бабушка, его родители, дядя и младшие братья. По-корейски, "мангендэ" - достопримечательность, десять тысяч феноменов. Вид с холма и, правда, замечательный.

Пхеньянская киностудия

Кинематографисты возложили цветы к скульптурной группе (в центре композиции – товарищ Ким Ир Сен). Киностудия находится в 16 километрах от центра Пхеньяна. Основана в 1947 году. Здесь снимаются основные северокорейские художественные фильмы. Имеет большие павильоны, а также натурные площадки для съёмки фильмов – улицы с домами в китайском, японском и южнокорейском стиле, довоенная корейская деревня. Товарищи Ким Ир Сен и Ким Чен Ир сотни раз "руководили на месте" работой этой киностудии - нам сказали точную цифру, но я её не запомнил. К сожалению.

Солнце нации, Вечный Президент, Отец нации – это всё Ким Ир Сен (Корейцы произносят – Ким Иль Сон. Настоящее имя – Ким Сон Чжу).

Товарищ Ким Ир Сен для северного корейца – ставленник Бога на Земле. Согласно конфуцианскому учению (а корейцы придерживались конфуцианства еще с тех незапамятных времен, когда деревья были большими, а животные умели говорить), власть правителя священна, дарована небом. И хотя официально религия в КНДР не приветствуется, но жизнь течёт в лучших конфуцианских традициях: даже власть унаследовал не младший брат Ким Ир Сена – Ким Ен Дю, не сводный младший брат Ким Чен Ира – Ким Пхен Ир, как говорят более любимый Ким Ир Сеном, а именно старший сын – Ким Чен Ир.

Интересно, что место работы нынешнего руководителя государства тов.Ким Чен Ира гражданам неизвестно, так же как и наличие у него жены и детей («Об этом не пишут…»). Хотя, может, они и знают, да иностранцам не говорят. Кстати, в северокорейских городах и селениях полностью отсутствуют вывески с названиями учреждений, именами улиц, номерами домов. Как говорится, кому надо, тот найдёт.

Справедливости ради, надо заметить, что за последнее столетие в мире не было больше династии, которая на протяжении почти шестидесяти лет имела бы реальную (а не как у королевских семей в Европе) власть над многомиллионным народом. Кстати, о королевских семьях, идеологиях, внушаемости и прочих потусторонних вещах. Как-то раз за кружкой пива я спросил у англичанина, невесть как оказавшегося в Пхеньяне, любит ли английский народ новую жену принца Чарльза Камиллу Паркер Боулз и как относится к покойной принцессе Диане. Ответ меня обескуражил: "Камилла - гуд, Диана - бэд". Я говорю: "Вы же раньше Диану боготворили!"-"Ну, мы тогда ничего не понимали". В общем, имиджмейкерам - пять с плюсом. Про то, как в России назначили президента, я уж даже не вспоминаю.

Пхеньян. Кымсусанский мемориальный дворец

В нынешнем виде Дворец был открыт 8 июля 1995 года, в день годовщины со дня смерти вождя. По конфуцианским традициям траур продолжается именно один год (правда, официальный государственный траур продолжался в Северной Корее три года, вплоть до 1997г.). То, что находится внутри здания, подробно описывать не буду, это лучше всего увидеть своими глазами. Скажу лишь, что Дворец ничем не напоминает Мавзолей Ленина в Москве, всё гораздо серьёзнее и круче. Для посещения Дворца настоятельно рекомендуют одеть самую лучшую, строгую одежду. Хотя меня пустили и в кроссовках, но чувствовал я себя, скажу честно, не уютно. Посещение Дворца происходит организованными группами: делегации иностранцев предварительно собираются на площади у Триумфальных ворот и стадиона им.Ким Ир Сена и колонной едут к Дворцу; местные жители, дети, военные идут к Дворцу пешком, но могут воспользоваться и специальными зелёными трамваями с вагоновожатыми - девушками-военнослужащими, которые ходят от одной из площадей Пхеньяна. Эти трамваи привезли из Швейцарии, раньше они возили людей в Цюрихе в зоопарк (www.pyongyang-metro.com). Далее все посетители попадают в гардероб и камеру хранения, куда сдают на хранение абсолютно всё содержимое карманов, допускается оставить на себе лишь наручные часы. Затем, проходя по специальной машинке, происходит очистка обуви от уличной пыли, затем с этой же целью весь человек обдувается воздухом. Перед входом в зал с саркофагом обработка воздухом повторяется. На выходе под грустную мелодию рассказывается вкратце о величии и жизненном пути тов.Ким Ир Сена, а далее попадаешь в зал с одним из бронированных железнодорожных вагонов, в котором путешествовал тов.Ким Ир Сен. На стене светится электрифицированная карта мира с указанием стран и маршрутов, где бывал покойный Президент. В последнем зале стоит на мраморных(!) подпорках шестисотый Мерседес великого Вождя.

Пхеньян. Цирк Народной Армии, после праздничного выступления.

В столице имеется два цирка: Цирк Народной Армии, построенный в 1964 году (в нём выступают артисты-военнослужащие) и новый цирк на проспекте Кванбок, открытый через четверть века в апреле 1989 года. Он вмещает 3500 зрителей и имеет обычную, ледовую и водную арены. Мы были на праздничном представлении в Цирке Народной Армии. Зрелище незабываемое. Под патриотическую и очень задорную музыку выступают акробаты, жонглёры, гимнасты, по-настоящему смешные клоуны – и все они военнослужащие: военный оркестр, девушка-конферансье в форме. На представлении присутствовали, видимо, какие-то высокие армейские чины: сидели в отдельной ложе и, нехотя, с достоинством и высокомерием, изредка аплодировали артистам. Вообще, в Северной Корее, армия делает всё: строит, пашет, охраняет. Обязательная служба, то ли четыре, то ли пять лет. Часто встречаются и девушки в военной форме. Чуть не до слёз меня растрогал ответ нашего гида на вопрос, кем хочет стать её сын – ровесник моей дочери: мечтательно задумавшись, вспомнив, наверное, сына, которого не видела уже неделю, с теплотой и любовью она сказала: "Юристом… Но сначала очень хочет служить в армии…" История частная, но характеризует положение дел в стране и, так называемую, "военно-ориентированную политику Ким Чен Ира", проводимую северокорейским руководством. Армия помогает народу, народ помогает армии. В условиях жёсткого противостояния с США другого не дано. И такая политика приносит свои плоды: Северная Корея представляет собой хорошо укреплённую неприступную крепость, где в случае нападения каждый гражданин знает своё место в строю. "Уничтожить американских империалистических агрессоров – заклятых врагов корейского народа!", "Пусть нападут враги – им не миновать суровой кары!" - вот главные лозунги корейской армии. И ведь действительно "не миновать". Дело в том, что Северная Корея в 1998 году запустила искусственный спутник Земли. Фотографии летящей в космос ракеты в КНДР висят практически в любом общественном месте: в гостиницах, в международном пионерском лагере в Сандонвоне, в школах и т.д. Вышел спутник на орбиту или нет, достоверно не известно, однако американцы, японцы и южнокорейцы тогда не на шутку испугались: в любом случае ракетоноситель перелетел через территорию Японии и в принципе может достичь территории США. Но в те годы у Северной Кореи было чем запускать, но не было что. В начале 2005 года, с молчаливого согласия России, товарищ Ким Чен Ир объявил о создании ядерных боеголовок (кстати, корейцы очень гордятся этим) – появилось это самое "что". Американцы, если кто обратил внимание на заявление Кондолизы Райс, тут же наложили в штаны и теперь, вроде как, и не имеют особых претензий к Северной Корее. Естественно, первыми северяне нападать ни на кого не будут – это и внутри страны и за её пределами прекрасно понимают. Ядерное оружие для Северной Кореи – это оружие сдерживания. Поэтому КНДР и вышла из, в общем-то, несправедливого и кабального Договора о нераспространении ядерного вооружения. Никто ж ведь не вспоминает теперь, откуда, например, у Израиля, взялась ядерная бомба. На фотографии – женщина - на втором плане слева - несёт на спине ребёнка. В Корее (по словам очевидцев, и в Южной) не используют детские коляски, по древней традиции носят детей на себе. Отпуск по беременности и родам составляет 150 дней, а потом младенцев, если бабушки и дедушки ещё не достигли пенсионного возраста, отдают в ясли.

Пхеньян. Народные гуляния в парке на горе Моранбон

Люди радуются, танцуют, по чуть-чуть выпивают, закусывают, поют народные песни (о товарище Ким Ир Сене). Молодежь, скорее всего студенты, развлекаются так: сначала девушки встают в ряд и поют хором, потом девушки садятся, и петь начинают юноши. Старшие школьники, где-то в кустах потихоньку пьют пиво, а может и рисовую водку.

Пхеньян. Вечерние выступления корейских артистов в центре на площади имени Ким Ир Сена

Это известная всему миру площадь, где проводятся парады Корейской Народной Армии и все массовые выступления во время государственных праздников. Сегодня всё было, как и всегда, чётко: начало ровно в 19.30, полчаса артисты водили хороводы, а затем ровно в 20.00 все гости с трибун были приглашены потанцевать.

Этот человек со знаменем вот-вот организует цепочку из артистов и гостей и побежит по всей площади во главе воображаемого революционного поезда. Надо отдать должное его профессионализму: вернёт он всех гостей на то же место, откуда и взял их в свой хоровод. Ровно в 20.30 праздник подошёл к концу, артисты сначала выстроились в ровные квадраты, а затем присели, прощаясь с гостями и зрителями.

Люди

Обратите внимание, что у каждого слева на груди – значок с портретом тов.Ким Ир Сена. И ещё: в Северной Корее мужчинам почему-то не принято носить бороду и усы. Монголоидный тип, вообще-то, характеризуется слабым третичным волосяным покровом – проще говоря, борода растёт плохо, но раньше-то ведь носили.

Заключение Русский писатель И.А.Гончаров, посетив в 1853 году Японию, писал в очерках "Фрегат "Паллада" о японцах: "Низший класс с завистью и удивлением поглядывает на наши суда, на людей… с детским любопытством вглядывается в безделки… Да и высший класс, кажется, тяготится отчуждением от мира и своей сонной и бесплодной жизнью… Кликни только клич – и японцы толпой вырвутся из своей тюрьмы…" Спустя 150 лет эти слова лучше всего характеризуют жизнь в КНДР.

Автор: Леушев Валерий (Москва), июнь 2005 года

Фотографии: Капустин Михаил и Леушев Валерий, апрель 2005 года


Русскоязычные географические и другие названия, а также годы постройки и размеры зданий и сооружений взяты из "Туристского путеводителя по Корее" (Издательство литературы на иностранных языках, Корея, Пхеньян, 1991 год) и альбома "Пхеньян – город в парке" (Издательство "Корея", Корея, Пхеньян, 2002 год) - у меня есть оригинал альбома на русском языке. Сведения по истории Кореи почерпнуты из большого количества источников, в т.ч. литературы, изданной начиная с 1950 года, поэтому перечислять не буду.

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Google AdSense
Инструменты